Home / Разное / Оппозиционер: Беларусь ждет длительное противостояние, у Лукашенко есть две мощные подпорки

Оппозиционер: Беларусь ждет длительное противостояние, у Лукашенко есть две мощные подпорки

Оппозиционер: Беларусь ждет длительное противостояние, у Лукашенко есть две мощные подпорки
Оппозиционер: Беларусь ждет длительное противостояние, у Лукашенко есть две мощные подпорки

КГБ в Беларуси занимается нейтрализацией лидеров протеста. Александр Лукашенко, правивший страной 5 сроков, использует сталинский метод выдворения неугодных из страны. Но сегодня мало депортировать оппозиционерку Марию Колесникову или кого-то еще – нужно депортировать весь народ.

Режим Лукашенко держится на двух столпах – силовики и Кремль. Но силовики не будут стрелять в народ. Об этом в блиц-интервью на телеканале Obozrevatel TV рассказал белорусский оппозиционный политик Анатолий Лебедько. 

– Известна ли вам дальнейшая судьба Марии Колесниковой? Где она сейчас и что с ней?

– Это секрет Полишинеля. Она находится в ведении организации из трех зловещих букв, которые нам остались от советского прошлого, – КГБ. Совершенно очевидно, что это чистая юрисдикция Комитета государственной безопасности. Они отвечают за нейтрализацию лидеров протеста.

Что с ней будет дальше – посмотрим. Но я не сомневаюсь, что она находится в руках КГБ.

– На ваш взгляд, почему режим Лукашенко пытался выдворить Колесникову из страны? Напомню: в оппозиционном координационном совете Беларуси семеро участников, только двое из них остались в стране.

– На самом деле в Координационном совете порядка 45-ти человек, есть президиум из 7-ми человек. Из них на свободе в Беларуси действительно два человека – Максим Знак из команды Бабарико и нобелевский лауреат Светлана Алексиевич. Все остальные – либо в изоляции, либо выдворены из страны. 


Выдворение – это нормальная советская практика. Правда, тогда людей не просто выдворяли из страны, но еще и лишали гражданства.

Я думаю, что мы уже на грани этого. Лукашенко опробует различные инструменты и средства, как нейтрализовать своих оппонентов. Он верен сталинскому принципу – «нет человека – нет проблемы».

Пусть не физически нет человека, но, когда это получается, хотя бы выдворить его за пределы страны. Он думает, что решил проблему. Но на самом деле это не решение проблемы, потому как вопрос уже не в фамилиях – Колесникова, Алексиевич или кто-то другой. Вопрос в одной фамилии – Лукашенко. И пока он находится на территории Беларуси, протесты будут продолжаться. Он этого понять не может и не хочет.

– Как вы думаете, как такие действия Лукашенко по отношению к оппозиции повлияют на сам протест? Ведь, с одной стороны, есть лидеры оппозиции, но с другой – протесты носят стихийный характер. Многие аналитики говорят о том, что именно такие действия в отношении Координационного совета только подливают масло в огонь. 

– Я бы сказал, что больше подходит слово не «стихийный», а «децентрализация» и «самоорганизация». Сейчас в Минске появилось приложение, с помощью которого люди самоорганизовываются в масштабе двора, в масштабе дома.

На мой взгляд, это очень сильный инструмент, когда создаются чаты, когда люди в формате одного дома или нескольких домов координируют свои действия.

Там уже сотни людей, и это круто, это действительно серьезно, и бороться с этим достаточно сложно. Люди договариваются об акциях, о совместных маршрутах. Если это спальные районы, они выдвигаются в город. Это еще и вопрос самообороны. Сейчас создаются народные дружины – в масштабе дома, двора.

Это процесс, который, возможно, начинался стихийно, но сейчас он приобрел очень высокий уровень самоорганизации.

Я думаю, депортация из страны некоторых людей не решает вопрос. Надо думать о депортации всего народа, конституционного большинства страны. Тогда надо решать вопрос, кого Лукашенко привезет сюда вместо белорусов, которых он будет выдворять из страны. 

– Мы видели, кого привезли вместо белорусских журналистов – это были российские телевизионщики, которые начали освещать эти события по российским лекалам. А кто же приедет вместо белорусского народа? Тоже россияне?

– Можно привозить сюда вахтовым методом Маргариту Симоньян и ей подобных, но вот с шахтерами уже не получается – ни с российскими, ни с украинскими. Независимые профсоюзы и Украины, и России заявили, что есть шахтерская солидарность, и они на это никогда не пойдут.

Поэтому Александр Лукашенко масштабно не решит этот вопрос. Тут выбор таков: Лукашенко или народ. Или, если сказать точнее, конституционное большинство страны, которое точно не хочет видеть Александра Лукашенко ни президентом, ни правителем в Беларуси.

Владимир Путин, Александр Лукашенко.

Владимир Путин, Александр Лукашенко.

– Что будет с оппозицией дальше? Мы видим, что Лукашенко не хочет садиться с ней за стол переговоров. Новые выборы пока что невозможны.

– Сначала нужно определиться с терминологией. Сегодня Лукашенко в оппозиции к большинству граждан. 

Что будет дальше? Будет достаточно длительное противостояние. Раньше мы думали, что на улицу выйдет 100-200 тысяч человек, и Лукашенко уйдет. Но пока у него есть два столпа – это силовики в большинстве своем и Кремль во главе с Путиным. Это две подпорки, на которых провисает Александр Лукашенко. Пока они стоят, будет держаться и Лукашенко.

Что касается большинства граждан, то все зависит от их воли, терпения, самоорганизации. Пока всего этого в достатке.

Например, мы заезжали в кафе, где бандюганы, – я не могу назвать их сотрудниками правоохранительных органов – устроили погром. Уже второй день там нескончаемая очередь. Люди приходят туда, покупают кофе, чтобы финансово поддержать хозяев, которые заступились за тех, кого избивали «эскадроны страха».

Эта солидарность нам помогает.

Не могу сказать, сколько будет длиться это противостояние – месяц, два, полгода, год, – но все равно мы не вернемся туда, где мы были.

– Вы сказали о двух столпах Лукашенко. С Кремлем вроде как пока все однозначно, а что с правоохранителями? Есть ли признаки того, что милиция будет с народом?

– Я могу сказать, что армия точно стрелять в народ не будет. Есть «эскадрон смерти», есть «эскадрон страха» – те подразделения, на которые опирается Лукашенко. Но если мы говорим об армии в массовом понимании, то они, конечно же, не будут стрелять в людей.

Потихоньку люди уходят из правоохранительных структур. Не проходит и дня, чтобы кто-то из людей, которые носят погоны, не оставил свой жетон и не ушел из силовых структур.

Check Also

Киселев в халате снял сюжет из номера Навального, где его могли отравить. Теперь пропагандисту нужно ехать в аптеку за атропином

Киселев в халате снял сюжет из номера Навального, где его могли отравить. Теперь пропагандисту нужно …