Home / Интервью / Карантин выходного дня – это всего лишь передышка – Зоряна Скалецкая

Карантин выходного дня – это всего лишь передышка – Зоряна Скалецкая

С точки зрения эпидемиологии, карантин выходного дня не является эффективным инструментом

Украина экономически не может позволить себе ввести полный локдаун, как большинство европейских стран. Карантин выходного дня – это определенный компромисс, который может помочь уменьшить или сдержать рост заболевания коронавирусом. В противном случае правительству нужно принимать другие решения, но при этом думать, как дальше поддерживать не только безопасность граждан, но и бизнес. Такое мнение в эфире Апостроф Live высказала министр здравоохранения в 2019-2020 годах Зоряна СКАЛЕЦКАЯ.

– Как вы оцениваете ситуацию с карантином выходного дня?

– У нас есть два важных компонента. Первый – при росте динамики выявления новых случаев заболевания, государство должно принимать необходимые шаги по ограничению и замедлению такого распространения. А лучше всего – вообще уменьшения. В зависимости от того, какая ситуация в стране, в том числе, финансово-экономическая, государство выбирает наиболее подходящие для себя шаги.

Когда мы смотрим на европейские страны, которые пошли на полный локдаун и закрыли все полностью, как, например, Великобритания, то надо понимать, что у них есть финансовые возможности в бюджете компенсировать зарплаты и потери предпринимателям. Когда мы видим ситуацию в Украине, где с эпидемической точки зрения необходимо предпринимать определенные шаги, но нет экономической возможности пойти на полный локдаун с компенсацией потерь, то необходимо искать компромисс.

Я скажу, что карантин выходного дня – это не очень типичное решение для многих стран, они к такому не прибегали. Это лишь на три уикенда, и будем надеяться, что это действительно сработает и поможет уменьшить или сдержать рост заболевания. Если нет, то будем дальше думать, какие шаги принимать.

Второй – это вопрос соблюдения правил и привлечения к ответственности тех, кто не будет их выполнять. Также вопрос, кто будет это контролировать, кто будет соблюдать эти правила, и кто будет нести ответственность за эти нарушения? Эти блоки на самом деле важны в данный момент. Тогда у нас будут шансы увидеть положительное влияние таких административных решений. Карантин выходного дня – это определенный компромисс, с точки зрения эпидемиологии он не является настолько действенным и хорошим инструментом.

Теперь о ресторанах: на самом деле, весь малый бизнес имеет наибольшую прибыль на выходных. Поэтому правительству и власти нужно думать, как лучше сбалансировать все решения. Эти три недели должны дать не только замедление темпов заболеваемости, но и в течение этого времени нужно найти решение, как дальше поддерживать безопасность граждан и бизнес. На самом деле, эти три недели – это такая передышка перед более взвешенными решениями, учитывая то, что будет происходить с коронавирусом в мире, в Европе и в Украине.

– После первой волны карантина у нас было больше, чем три недели. Что мы сделали за это время, чтобы встретить вторую волну?

– Когда мы говорим о подготовке – есть два компонента. Первый – это вопрос эпидемического тестирования и контроля. Сколько бы нам сейчас политики не рассказывали о том, что надо тестировать, много тестировать, но при этом надо иметь и контроль над теми, кто протестирован. То есть трекинг – отслеживание и изолирование всех, кто был контактным. Тогда такое массовое тестирование имеет смысл.

Второй компонент – медицинский, то есть возможности медицинской системы. Это именно то, что сейчас получает больше всего критики. Нужно понимать, что здесь зона ответственности разграничивается. У центральной власти этот вопрос установления правил: какие специализированные кровати должны быть поставлены, наличие определенного процента коек с доступом к кислороду, определенные требования к защите медработников, доплата за работу с ковидными больными и так далее.

Второй уровень – это местная власть, которая является владельцем тех больниц, где сегодня лежат наши пациенты. Местная власть берет на работу руководителя больницы, который несет ответственность за организацию всего процесса. Он должен быть ответственным управленцем, который обеспечит врачей и медучреждение всем необходимым. Это только его уровень ответственности, но и местные власти должны контролировать и выяснять, нужно ли ему что-то еще? Когда средств не хватает ни в больнице, ни у местных властей – подключаются вспомогательные ресурсы с центральной власти

Часто на местах отчитываются, что все нормально, все есть, они справляются. Но с другой стороны, а можно ли отчитываться руководству, что все не нормально? При этом у нас провисает серьезный медицинский компонент. Мы видим людей, которые лежат в коридорах, из-за перезагруженности больниц, а дополнительные кровати не подготовлены. А этим должна заниматься местная власть, а не Министерство. Каждый теперь скажет, а зачем же тогда Министерство? Министерство устанавливает правила и максимально способствует их реализации, где это нужно, но исполнение полностью лежит на местах. И сегодня нам нужно, чтобы местные власти и директора больниц активизировались для того, чтобы обеспечить медицинских работников и пациентов всем необходимым.

Я знаю, что в июле или в августе были обращения к местной власти увеличить количество коек с доступом к кислороду. Мы видим, что то, что спущено от правительства еще летом, не выполнено или выполнено не во всех областях. Этот вопрос мониторинга центральной власти, постоянные напоминания, селекторные совещания, чтобы все это выполнялось.

– Глава Минздрава и само Министерство все сделали, чтобы подготовиться в паузах между этими волнами? Потому что Степанов и в городской совет баллотировался. Все было сделано или нет? Это был действительно максимум?

– Я действительно думаю, что можно было бы проводить еще больше селекторных совещаний с местной властью, еще больше стимулировать их быть более ответственными и выполнять свои функции более добросовестно.

– В Черкассах несколько дней назад женщина с положительным тестом на коронавирус родила ребенка на клумбе возле больницы. Когда она уже родила, то врачи вывезли ей коляску. Понятно, что роженица просто не сможет в нее сесть. Есть какая-то инструкция, как действовать в таких ситуациях людям?

– Когда на территории Украины началось распространение COVID-19 первые решения, которые принимались по медицинским учреждениям, были о том, что они должны быть отдельными для пациентов с коронавирусом. То же касается и родильных больниц, если нет возможности разделить и приспособить, то надо перепрофилировать для одних и других пациентов.

В данной ситуации, насколько я понимаю, было отдельное отделение, которое должно было принимать. Людей необходимо максимально информировать, где и какое отделение приспособлено для приема больных коронавирусом. Я понимаю, что для пациентов это часто экстренная ситуация и времени подумать логически просто недостаточно. Поэтому это должно быть продумано непосредственно администрацией заведения. Должна быть организована работа, маршрут пациента, врачи должны знать как действовать и куда направлять.

Если говорить о коляске, возможно, больница просто не приспособлена для передвижения пациентов на лежачей каталке. Может там иначе невозможно завести пациента в то отделение, которое перепрофилировано для больных коронавирусом.

И мой совет будущим мамам, узнайте заранее, какое отделение вас может принять в том или ином случае, как туда попасть, приехать туда, осмотреть здание и прочее.

И все же, в этой ситуации однозначно надо провести клинико-экспертную комиссию на уровне местной власти, поскольку это вопрос не только роддомов. Мы должны очень серьезно к этому относиться.

– В Украине приостановили плановые операции на время пандемии коронавируса. Насколько я понимаю, каждая плановая операция в любой момент может стать неотложной. Это так?

– Нет. Когда мы говорим о неотложности, мы говорим о неотложном состоянии, которое требует неотложного медицинского вмешательства.

– Какие это операции?

– Это все, что проходит по экстренной медицинской помощи. Например, аппендицит – это экстренная помощь. Собственно все, что считается ургентным, что угрожает жизни человека или потерей функций – это экстренная помощь, которая не подпадает под ограничения. И хочу еще раз подчеркнуть: в нормативных документах написано о запрете плановых госпитализаций туда, где, в частности могут происходить операции.

В чем главная цель такого решения? В том, чтобы больницы не были заняты не экстренными пациентами в случае необходимости их быстрого перепрофилирования. На самом деле, у нас есть такие операции, которые проводятся в амбулаторном режиме. То есть утром сделали, а вечером отпустили домой. В такой ситуации это не касается плановой госпитализации, где на самом деле занимается очень много кроватей. Ограничение сейчас введены для таких мест. Единственное скажу, что меня беспокоило еще с весны: есть определенные пациенты, которым надо проходить соответствующие курсы лечения, например, два раза в год, и здесь может быть исключение. Все же должен быть определенный график оказания помощи людям, которым необходимо поддерживать свое здоровье.

В таком случае врачи должны проинформировать пациентов, куда и как переносятся такие плановые, даже необходимые для жизни и поддержания здоровья мероприятия. Если этого не делать, то мы получим значительную долю пациентов, которые попадут в больницу в ургентном состоянии и будут иметь реальное ухудшение здоровья.

– Может ли это спровоцировать коррупцию, когда плановые операции будут делаться под видом неотложных?

– На самом деле речь идет о том, что местные власти и больницы сегодня получили значительное количество свободы для принятия решений. Но это и ответственность. К сожалению, на сегодня руководители больниц и местные власти не понимают этой ответственности и не всегда могут должным образом реализовывать свои обязанности. И мы видим много проблем, поэтому первая задача для местной власти – уделять больше внимания, а директорам больниц – больше включаться.

Когда я возглавляла Министерство, мы постоянно предлагали поддержку, где она необходима. Обращайтесь – мы поможем. Где методично, где, возможно, нормативно поддержать, какие-то решения принять. Но это должна быть командная работа. К сожалению, сегодня каждый играет в какую-то индивидуальность, особенно внизу.

Источник: Apostrophe.ua

Check Also

Віталій Марків: «На передову я просто зараз поїхав би»

Ім’я українського солдата Віталія Марківа стало відоме широкому загалу влітку 2017 року, після його затримання …