Home / Интервью / Коронавирус в Украине: “Минимум половина смертей от COVID-19 не идентифицирована”

Коронавирус в Украине: “Минимум половина смертей от COVID-19 не идентифицирована”

Власть отчитывается об улучшении ситуации с коронавирусом в Украине, но ученые предостерегают: в официальных данных немало пробелов. Интервью DW с Игорем Бровченко из Института проблем математических машин и систем НАН.

Официальные данные по распространению коронавируса в Украине не всегда соответствуют действительности, утверждают ученые.

Еще в начале эпидемии коронавирусной болезни COVID-19 весной 2020 года, в Украине была создана рабочая группа по математическому моделированию дальнейшего развития эпидемии, которая не прекращает работать и сейчас. В нее вошли ученые ведущих украинских научно-исследовательских учреждений. О том, отражает ли официальная статистика реальную картину заболеваемости COVID-19 в Украине, берет ли во внимание расчеты ученых украинское правительство и какого развития ситуации стоит ожидать, DW поговорила с председателем рабочей группы, заместителем директора Института проблем математических машин и систем НАН Украины Игорем Бровченко.

DW: Господин Бровченко, скажите, насколько официальные цифры по выявленным больным и умершим от COVID-19 в Украине, по Вашему мнению, соответствуют действительности?

Игорь Бровченко: На самом деле количество случаев инфицирования отличается в разы от официальной статистики. Трудно сказать, насколько именно, поскольку есть только косвенные методы, которые могут показать реальную картину инфицирования. Один из них – (давать оценку уровня заболеваемости. – Ред.) по “избыточной” смертности. По реальной картине – в течение четырех недель мы наблюдаем уменьшение количества зафиксированных случаев заболевания COVID-19. При этом процент позитивности тестов не увеличивается. То есть относительное количество тестов на каждое новое выявление в течение этого времени примерно стабильное. Исходя из этого, можно утверждать, что причиной уменьшения количества случаев стало меньшее количество тестов. Скорее, наоборот: количество обращений (граждан в учреждения здравоохранения. – Ред.) уменьшилось по каким-то причинам, и поэтому уменьшилось количество тестирований. Не увеличился также процент тяжелых госпитализированных больных, а также летальных случаев. Поэтому мы можем утверждать, что последний месяц количество новых случаев реально не увеличивается.

– Как будет развиваться ситуация дальше? Можно ли на основе этого делать качественные долгосрочные прогнозы?

– Долгосрочные прогнозы мы не можем делать. Эта задача эпидемиологов. К тому же, ситуация меняется каждый день. Например несколько недель назад ничто не указывало на то, что в Великобритании будет стремительно распространяться новая мутация вируса. И мы не можем предсказать, произойдет лі так же в Украине. Зато мы можем указать на тот факт, что в Украине динамика распространения COVID-19 не столь радикальна, какой мы видим ее из официальных цифр. Статистические цифры поступают с задержкой в несколько дней или даже недель. Для каждой категории продолжительность задержки разная. Если нам говорят сегодня, что столько-то новых случаев зафиксировано, столько-то умерло, столько-то выздоровели, то это не значит, что это произошло вчера. Новые случаи имеют задержку до двух недель, летальные – до месяца, выздоровление – до двух месяцев. Но если рассматривать данные не в день, когда их официально объявили, а в день наступления события, то динамика немного другая. Когда нам сообщали о количестве инфицированных в 16 000 в день, то на самом деле оно не превышало 14 000. Этот пик был не такой резкий. Соответственно, и падение не было таким резким. Если брать в среднем, то мы сейчас на самом деле получили падение с 12 до 9,5 тысячи в день.

– Получается, задержки в поступлении статистических данных существенно искажают реальную картину заболеваемости COVID-19 в Украине? Но именно на основе официальных данных принимают решение о продлении или усилениі карантинных ограничений.

– Да, из-за этих задержек трудно понять, что есть на самом деле. Сейчас обнародуют, что количество тех, кто выздоровел, больше количества заболевших. Но если тщательно все проанализировать, то мы узнаем, что ни дня у нас еще не было больше выздоровлений, чем новых заражений. Такие перекосы появляются из-за того, что в базу данных вносятся данные, в частности, о людях, которые выздоровели месяц или более назад, а на самом деле картина в день обнародования цифр совсем иная. Праздничные дни вносят дополнительные погрешности в статистические данные, поэтому в ближайшие недели анализ данных существенно усложнится. Частично уменьшение (уровня заболеваемости COVID-19. – Ред.), которое мы наблюдаем в последние дни, может быть объяснено дополнительным выходным и подготовкой к праздникам, а не реальной динамикой.

В Украине есть три различных источника данных о госпитализации больных COVID, говорит Игорь

– Касаются ли проблемы с данными, на которые Вы указываете, также статистики по смертности от COVID-19?

– По смертности данные также поступают нерегулярно. Из официальных данных трудно понять реальную динамику. Другое дело – “избыточная” смертность. Если сравнить общую смертность со средней смертностью по Украине, то можно примерно оценить, насколько в этом году больше умерло человек по сравнению с другими годами. И вывод таков: у нас минимум половина смертей от COVID-19 не идентифицирована. То есть официальную статистику по смертности нужно умножать на два-три. В Украине показатель избыточной смертности – 25-30 процентов от общей среднего смертности. В своих отчетах мы регулярно это отмечаем, потому что понимаем, что не все люди, которые заболели, сообщают об этом и делают тестирование. Поэтому они не попадают в статистику смертей от COVID-19. Особенно это касается сельской местности: старики чем-то болеют, умирают, и никто им не делает тестирование.

– Эпидемия в Украине продолжается с марта. Изменилось ли за это время что-то в том, как и где собирают данные, как их обрабатывают и анализируют?

– Сейчас данных стало гораздо больше, к ним организован регулярный доступ, но они разного качества и их трудно анализировать. Например, самая большая проблема с данными госпитализации. Есть три источника этих данных. Первый – публикации на сайте правительства, где приведено количество людей, которое находится с диагнозом COVID-19 в перечне опорных больниц. Но этот перечень больниц не полный. Например, в этом списке нет больницы “Феофания”, где лечился президент Зеленский, поэтому он в статистику не попал. Другой источник – первичные данные, которые собирает Центр общественного здоровья министерства здравоохранения (МЗ). Эти данные привязаны к каждому отдельному случаю, каждому человеку, который заболел и лечился в медицинских учреждениях. Здесь есть все больницы, но оттуда поступают данные с задержкой. А третий источник – это то, что министр здравоохранения Максим Степанов публикует на брифингах. И если сравнить данные по госпитализации из этих трех источников, то они выходят существенно разными. И мы не можем понять, какие именно данные обнародовал министр на ежедневных брифингах. Три недели назад у нас резко увеличилась официальная статистика по госпитализации с около полутора до трех тысяч госпитализированных в день.

Это произошло не потому, что люди резко стали больше попадать в больницы, а потому, что был изменен источник информации. Ранее это были данные Центра общественного здоровья МЗ, а теперь, как министр указывает, это данные Центра медицинской статистики МЗ. Но доступа к этим данным у нас пока нет. Поэтому мы не знаем, что они означают, каково региональное распределение и так далее.

– То есть у Вас нет координации и взаимодействия с правительством относительно данных? Но возглавляемая Вами рабочая группа была создана именно для того, чтобы помогать чиновникам прогнозировать ход эпидемии COVID-19 и соответственно реагировать на нее. Кабмин не принимает во внимание Ваши прогнозы?

– С Кабмином у нас сейчас взаимодействие одностороннее. Мы только посылаем им свои отчеты. У нас есть связь с Центром общественного здоровья МЗ, мы вошли в международную рабочую группу, которую координирует Всемирная организации здравоохранения (ВОЗ), и мы все делимся нашими данными с иностранными коллегами. Последний раз на совещании в Кабмине по COVID-19 я, как председатель рабочей группы по математическому моделированию проблем, связанных с эпидемией COVID-19 в Украине, был еще в августе. Возможно, они и принимают во внимание наши данные, но в процесс принятия решения мы сейчас не вовлечены.

Источник: argumentua.com

Check Also

Доллар под прицелом. Что будет с американской валютой в 2021 году

Доллар продолжит падение на фоне крупных вливаний ФРС в экономику США и аппетита у инвесторов …