Home / Статьи / Нам не нужна «вывихнутая» автономия

Нам не нужна «вывихнутая» автономия

О стратегии развития высшего образования.

Недавно Министерство образования и науки Украины обнародовало на своем сайте для общественного обсуждения проект «Стратегии развития высшего образования на 2021–2031 годы». Документ «лоскутный», — создается впечатление, что разные его части писали разные авторы и поэтому в тексте сложно рассмотреть полноценную «стратегию». Видимо, этот, пока еще сырой, документ достоин отдельной статьи, где анализировались бы его часто противоречивые положения. Но наша цель в другом. Само появление такого документа свидетельствует о потребности в концептуальной дискуссии о дальнейших путях развития высшего образования в Украине.

В основу нового Закона «О высшем образовании», принятого сразу же после Майдана, легла идея автономии заведений высшего образования — финансовой, кадровой, академической.

Так какой результат воплощения идеи автономии за последние годы? Отменен как «диплом государственного образца», так и все сопутствующие элементы централизованного управления содержанием высшего образования. Осуществлен переход от государственного заказа специалистов к формульному финансированию заведений. Создано Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования (НАОКВО) как независимый (прежде всего от МОН) самоуправляемый регулятор соблюдения европейских стандартов качества в высшем образовании.

Такие агентства существуют в каждой стране ЕС, а в украинской версии — этот орган также уполномочен устанавливать факты нарушения академической добропорядочности. И именно эта последняя функция Национального агентства едва ли не самая контроверсионная: особенно резкое сопротивление дальнейшему укреплению институционной способности Агентства вызвало решение его комитета по этике о нарушениях академической добропорядочности в публикациях действующего временного исполняющего обязанности министра образования.

С конца августа 2020 года МОН взялось за ликвидацию независимости Агентства, предложив законопроект, согласно которому эта институция должна была стать центральным органом исполнительной власти — государственным регулятором «субъектов рынка», а не независимым партнером автономных заведений. Реакция европейских партнеров Агентства не заставила себя ждать: письма протеста от президента европейской сети агентств по качеству (ENQA) были направлены премьер-министру и главе Верховной Рады Украины, а президент европейского реестра обеспечения качества высшего образования (EQAR) обратился с аналогичным письмом к вр.и.о. министра образования и науки Украины. На прошлой неделе в защиту независимости НАОКВО выступила и Европейская ассоциация студентов (ESU). Содержание писем европейских партнеров следующее: украинская система высшего образования наконец постепенно интегрируется в европейское образовательное пространство через соответствие его принципам и организационным формам, а также благодаря выполнению Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, и независимость Агентства, совокупно с автономией заведений высшего образования, — краеугольный камень указанной интеграции.

Но даже несмотря на то, что достижения Украины отмечают на международном уровне (и защищают партнеры), надо признать: трансформация нашей системы высшего образования сейчас недостаточна. Едва ли не больше всего половинчатых реформ обнаруживается на местах: автономия в условиях иерархических отношений, сложившихся во многих ЗВО, легко становится вывихнутой: руководителю — все, а подчиненным… Чаще всего «ректорский феодализм» проявляется в культуре запуганного выполнения приказов вместо инициативы и творческой самоуправляемости, в отсутствии прозрачных процедур распределения нагрузки и зарплат преподавателям, в обеспечении особых привилегий руководству.

В этом контексте особенно поражает разница между доходами руководителей заведений высшего образования (ректоров и проректоров) и зарплатами их «подчиненных» преподавателей. Когда эта разница шести- или восьмикратная, следует задуматься, можно ли в таких условиях говорить о «самоуправляемом сообществе», среде свободомыслия, академической культуре, где ценится ответственность за собственную репутацию. А именно эти положительные явления должны были стать производными после введения автономии заведений высшего образования.

Сейчас для того чтобы качественная трансформация (европеизация) украинского высшего образования состоялась, сами коллективы заведений должны понять ее ценность. Формирование университетского сообщества требует от каждого его члена прежде всего понимания личной ответственности — преобразования структуры заведения из иерархической в гетерархическую, где лидерство проявляется ситуативно, исходя из потребностей, а не исключительно по должности. Очень желательно было бы зарождение такого действующего академического сообщества эволюционным путем «с низов», ведь революционная альтернатива вряд ли приведет к положительным институционным результатам. Во всяком случае, ожидать, что украинские заведения высшего образования будут трансформироваться в европейские благодаря каким-то решениям или распоряжениям МОН или НАОКВО, — напрасно.

Любые организационные преобразования начинаются с одного ключевого вопроса: зачем? Именно на этот вопрос должен быть найден коллективный ответ работников заведения, чтобы на месте закостенелой иерархии «с низов» сформировалось самоуправляемое академическое сообщество. То есть преподаватели и все, кому это заведение близко (в частности студенты, местная элита, бизнес и т.п.), должны хотя бы начать дискуссию о причинах существования этого образовательного заведения. А из причин непременно всплывет и определенное видение будущего развития заведения.

И здесь придется принимать нелегкие решения — прежде всего стратегические.

Если вам когда-нибудь приходилось покупать какой-либо товар на заказ, вам хорошо известен «треугольник» вариантов: быстро—дешево—качественно. Выбор двух из этих трех опций делает невозможной третью. То есть, можно заказать доставку быстро и дешево, но тогда товар вряд ли будет качественным. Можно заказать качественно и быстро, но тогда точно не будет дешево. А бывает дешево и качественно, но тогда точно не быстро.

Заведения высшего образования в сущности могут действовать в трех (отчасти противоположных) сферах: 1) они могут предлагать образовательно-профессиональные программы, тесно связанные с рынком труда, содержание которых устанавливается по результатам консультаций с местными работодателями; 2) их образовательно-научные программы могут базироваться на научных достижениях преподавателей — публикациях, патентах, результатах фундаментальных и прикладных исследований (именно эта деятельность является ключевой для попадания заведения в мировые рейтинги университетов); 3) они могут обеспечивать мировоззренческое развитие молодежи, а также выполнять общественную роль центра интеллектуальных дискуссий, свободомыслия.

Следовательно, по аналогии с треугольником товара на заказ, у автономного сообщества заведения высшего образования есть возможность выбрать два варианта из трех, разрабатывая собственную стратегию. Заведение может развивать научные исследования и вместе с тем выстраивать сотрудничество с работодателями. Этот формат преимущественно приемлем для крупных, отчасти политехнических (но не исключительно) университетов, для которых формирование мировоззрения у студентов считается несвойственной функцией. Можно наоборот концентрироваться на формировании мировоззрения и вместе с тем развивать научную деятельность заведения, рискуя определенным отдалением от требований работодателей о «практичности» образования. Это модель современной «Могилянки». Есть еще третий вариант: развивать мировоззрение у молодежи и готовить эту молодежь к конкретной профессии в сотрудничестве с местными и даже транснациональными работодателями, как это успешно осуществляет УКУ.

Вариант «все для всех» не проходит. Вариант «давайте послушаем, что по этому поводу скажет ректор» — тоже губительный. Для счастливого существования в будущем, а следовательно и развития европейской модели высшего образования академические сообщества заведений, которые сегодня часто находятся еще в зачаточном состоянии, должны выбрать для себя стратегию и последовательно работать над ее реализацией. Часто такой шаг будет предусматривать принятие нелегких решений — от чего-то (или кого-то) привычного придется отказаться.

Коммуникатором ценностей между автономными заведениями и всем обществом призвано стать Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования. Основная цель Агентства — оценивать качество образования и консультировать заведения высшего образования относительно путей его улучшения. Кроме этого, уже с нынешнего года Агентство должно стать информационной платформой, куда абитуриенты смогут обращаться, выбирая то или иное заведение или образовательную программу. Со временем на нее будут опираться национальные университетские рейтинги.

Аккредитация Национального агентства — это своеобразный «знак качества», призванный сигнализировать обществу, чего именно можно ожидать от той или иной образовательной программы. Критерии качества европейских агентств и Национального агентства — аналогичны. Они не базируются на принципе, что заведение должно соответствовать какому-то единому стандарту. Прежде всего принцип автономии требует уважения к заявленным целям образовательной программы, ее связи с провозглашенной миссией и стратегией заведения.

Но на практике, к сожалению, европейские критерии качества, пропагандируемые Агентством, нередко выполняются лишь формально. Часто преподаватели продолжают искать «правильный» ответ на поставленные в процессе экспертизы вопросы; эксперты выискивают формальные доказательства (чаще всего — в форме многочисленных документов) выполнения якобы стандартизированных критериев; студенты отвечают на предложенные вопросы заученными фразами. В таких случаях отношение к процессу обеспечения качества со стороны администрации и профессорско-преподавательского состава становится поверхностным; Агентство подвергается критике, ведь якобы НАОКВО «принуждает» просвещенцев делать нечто такое, что выступает источником новых проблем и противоречит прежнему покою.

В действительности это не Агентство принуждает заведения к изменениям, а время. Среди заведений высшего образования есть такие, которые поняли: достижение европейского уровня качества требует прежде всего внутренних преобразований в самом заведении. Здесь должна идти речь о горизонтальных дискуссиях в академических сообществах. Не в каждом заведении и не на каждой кафедре обязательно должна существовать аспирантура. Не в каждом случае необходимо привлекать работодателей к преподаванию образовательной программы, но это очень желательно — хотя бы на бакалаврских программах, где это делается крайне редко.

Не для каждой бакалаврской программы обязательно надо предлагать аналогичную магистерскую программу. Да и в целом — магистерку надо перестать называть 5–6 курсом, потому что по сути она совсем не должна таковой быть. Не позором для заведения (поводом к утаиванию факта), а нормальной практикой и возможностью для развития должно быть выявление у студентов нарушений академической добропорядочности.

Повышение доверия к высшему образованию в целом нуждается в изменениях на местах — не столько в центральных органах управления отраслью, как в самих заведениях: на уровне одиночных программ, кафедр, факультетов и ректоратов. Потому что ответ на вопрос: «Куда дальше?» в большей степени зависит не от этих общегосударственных институций, а от каждого преподавателя, студента, аспиранта или партнера автономного и ответственного заведения высшего образования.

Источник: Zn.ua

Check Also

Побочные лечебные эффекты

Почему анархия в сфере утилизации медицинских отходов угрожает каждому из нас. В стране стремительно распространяется …