Home / Статьи / Пункт назначения: как Украина стала центром “абортного туризма” для полек

Пункт назначения: как Украина стала центром “абортного туризма” для полек

“Абортный туризм” в Украину и раньше не был редкостью. После ужесточения законодательства в Польше это явление может стать массовым.

22 октября Конституционный суд Польши запретил аборты даже при патологии плода или неизлечимой болезни у него. Между тем в прошлом году 98% абортов в стране происходило как раз по этим причинам. Теперь же польки могут прервать беременность только в том случае, если стали жертвами изнасилования, если оплодотворение произошло во время инцеста, а также если есть риск для жизни роженицы.

Тысячи разъяренных женщин, не согласных с такой государственной политикой, вышли на улицы польских городов. Активистки решили не останавливаться на организации митингов: вечером 26 октября по всей стране протестующие перекрывали трассы. Часть общественных организаций настаивает на проведении общенационального референдума, другие же требуют немедленно отменить скандальный закон и дать возможность бесплатно делать аборты в своей стране по желанию женщин.

Украинки в знак солидарности с польскими активистами тоже вышли на протест к посольству Польши в Киеве. В руках у них были плакаты “Легальные аборты спасают жизни”, “Права женщин — права людей”, “Выбор за мной” и др. Правда, рядом с ними развернулась еще одна акция — членов организации “Традиция и порядок”, участники которой солидарны с польским правительством и считают аборты убийством.

Аборт без границ

Польский закон об абортах, принятый в 1993 году, считается одним из самых суровых в Европе. В 2016-м депутаты сделали попытку еще больше ужесточить действующее законодательство. Предложенный тогда законопроект практически полностью запрещал прерывание беременности и предусматривал до пяти лет лишения свободы для врачей, совершивших операцию, и женщин, решившихся на аборт. Общественность законодательную инициативу восприняла в штыки. В общенациональной акции протеста, получившей название “Черный понедельник”, приняли участие около 100 тыс. поляков. Благодаря масштабным демонстрациям законопроект заблокировали. Но в 2020 году Конституционный трибунал Польши все же ужесточил ограничения.

Запрет на легальное прерывание беременности по желанию женщины закономерно привел к широкому распространению “абортного туризма”. Значительную роль в популяризации такого явления сыграли общественные движения, как внутренние (к примеру, проект Aborcja bez granic — “Аборт без границ”), так и иностранные, помогающие женщинам организовать поездки в другие страны для проведения операций.

Особенно показательна нидерландская инициатива Women on Waves (“Женщины на волнах”), запустившая “абортные круизы”. Голландский корабль со специализированной командой на борту на протяжении последних 20 лет заходит в разные страны, забирает беременных и уходит в международные воды, где проводятся все процедуры. В 2001 году корабль совершил первый рейс, направившись в Ирландию, — там до последнего времени также запрещалось прерывать беременность. В 2003 году корабль зашел в Польшу, прокуратура даже завела дело против членов команды за организацию абортов. В 2015 году организация отправила дроном из Германии на территорию Польши посылку с медпрепаратами для прерывания беременности, но местная полиция конфисковала груз и технику.

Если набрать в строке поиска браузера “аборт за границей” на польском языке, Google выдает десятки ссылок на компании, помогающие беременным выехать в другие страны. Стоимость таких услуг через посредников в среднем обходится женщинам в 1800 злотых (13 тыс. грн), однако многие предпочитают организовывать поездки самостоятельно. Одним из центров “абортного туризма” для полек стала Украина, где операции обходятся женщинам дешевле, чем в Словакии или Германии. В прайс-листах львовских клиник, куда чаще всего обращаются жительницы соседнего государства, разбег цен широк — от 3 тыс. до 8 тыс. грн.

Ужесточение польского законодательства предполагает, что количество женщин, едущих в Украину на операции, вырастет, однако врачи считают, что значительного скачка не произойдет. “Польки ездят в нашу страну на протяжении многих лет, теперь же к прежним категориям добавятся лишь беременности с патологией плода, но этот процент не может быть слишком большим”, — комментирует Игорь Палыга, заслуженный врач Украины, директор львовской клиники репродукции человека “Альтернатива”. По его словам, назвать точную статистику по такого рода визитам невозможно, однако речь идет о тысячах беременных в год. При этом он объясняет, что для женщин операции в чужой стране несут риски. “Из-за того, что польские врачи не наблюдают их, в случае каких-то осложнений это все может плохо закончиться”, — добавляет Палыга.

Профессор Вячеслав Каминский, директор Киевского городского центра репродуктивной и перинатальной медицины, подтверждает, что подсчитать количество рожениц из Польши трудно, так как многих из них даже не госпитализируют, а беременность прерывается с помощью препаратов. “Если срок до семи недель, то после определенного минимума обследований женщины покупают комплект для медикаментозного аборта, и все происходит амбулаторно”, — рассказывает он.

“Среди всех стран-участниц Европейского союза наиболее суровое законодательство относительно абортов действует лишь в Польше и на Мальте, поэтому Украина — далеко не единственная страна, куда могут поехать польские женщины, чтобы воспользоваться такой услугой”, — говорит Оксана Покальчук, директор украинского офиса Amnesty International. Она уверена, что “абортный туризм” в Украине массовым явлением не станет, но из-за нового запрета количество беременных, приезжающих на операции, увеличится.

Украинское законодательство позволяет официально предоставлять подобные услуги для граждан Польши. “Аборты в Украине на сроках беременности от 12 до 24 недель легальны, поэтому действия медицинских работников полностью законны”, — отмечает Владимир Пищида, адвокат юридической компании Investment Service Ukraine. Он объясняет, что женщины с польским гражданством у себя на родине не подвергаются уголовному преследованию за аборты. Однако тюремный срок за прерывание беременности грозит непосредственно польским врачам, если операция нелегально прошла внутри страны.

Попытка провалилась

В начале 1990-х в Украине за год делали почти миллион абортов — как по медицинским показателям, так и по желанию женщин. Сейчас эта цифра существенно снизилась: в 2018 году, по статистике Минздрава, в стране насчитывалось 46,6 тыс. операций, в 2019-м — 74,6 тыс.

Тем не менее в Украине тоже предпринимались попытки ужесточить законодательство в сфере абортов. В 2013 году законопроект, запрещающий прерывание беременности и предусматривающий уголовное преследование акушеров-гинекологов, зарегистрировали депутаты от партии “Свобода”, однако дальше профильного комитета парламента документ не прошел. Три года назад еще одну попытку сделал народный депутат Дмитрий Голубов. Он предлагал оставить возможность абортов лишь по ограниченному списку причин: при прямой угрозе жизни для женщины, при патологии плода, а также если оплодотворение произошло в результате изнасилования. На голосование в сессионном зале законодательную инициативу так и не вынесли. “К счастью, этот закон не приняли, — комментирует профессор Вячеслав Каминский. — Я был в рабочих группах, общался с представителями различных религиозных конфессий, и мы смогли всех убедить, что таким образом лишь ухудшим доступ к квалифицированной медицинской помощи”. Несмотря на то что врач называет себя ярым противником абортов, он уверен, что подобные государственные меры приводят к катастрофическим последствиям. В качестве примера Каминский называет Румынию, где диктатор Николае Чаушеску в 1966 году постановил, что “плод принадлежит обществу”, и запретил искусственное прерывание беременности. В итоге уровень материнской смертности в стране вырос в 50 раз.

С коллегой солидарен львовский врач Игорь Палыга. “Ничего хорошего в запрете абортов нет, потому что это заводит медицину в тень. В результате женщины получают некачественные услуги, что может закончиться для них трагически, начиная от банального воспаления до удаления матки, а иногда — даже смертью”, — комментирует собеседник Фокуса. Палыга убежден, что государство должно идти другим путем: проводить масштабную просветительскую работу по профилактике абортов, в том числе в школах.

“Когда аборты запрещают или ограничивают, на смену им приходят вешалки [раньше проволочные вешалки использовали для прерывания беременности в домашних условиях, сейчас это символ подпольных абортов], токсические растительные препараты и неквалифицированные специалисты. Ежегодно в мире около 47 тыс. женщин умирают от небезопасных операций”, — подчеркивает правозащитница Оксана Покальчук. По ее словам, в Украине есть консервативные группы, в том числе в парламенте, лоббирующие ограничение и запрет абортов. Однако у Польши несколько другой культурный и религиозный бэкграунд, так что нынешняя ситуация имеет историческую основу, уверена Покальчук. “Важно, чтобы наше гражданское общество не было равнодушным, реагировало на происходящее в Польше и не допустило подобного сценария здесь”, — резюмирует директор Amnesty International-Украина.

Адвокат Владимир Пищида, в свою очередь, считает ужесточение законодательства в сфере абортов маловероятным. Говорит, что по сравнению с католической Польшей украинская общественность более светская и схожие политические силы, выступающие за запреты, не имеют подобного влияния и поддержки в нашем государстве.

Choice vs Life

Оппозицию прочойсерам [от англ. Pro-choice — “за выбор”] — общемировому движению, выступающему за возможность для женщины делать аборт, — традиционно составляют пролайферы [от англ. Pro-life — “за жизнь”]. Они защищают право эмбриона на жизнь с момента зачатия, аборт рассматривают как убийство. В Украине также есть несколько общественных организаций, отстаивающих эту идею.

Тысячи разъяренных женщин, не согласных с государственной политикой Польши в отношении абортов, вышли на улицы

Александр Ерух, руководитель движения “Pro-life Украина”, поддерживает ограничения, введенные в Польше. При этом законодательные инициативы, направленные на запрет абортов в Украине, считает несостоятельными. “Это популистские законопроекты, ничем не подкрепленные. Если принимать такие решения, то необходимо предпринимать и меры по поддержке матерей. К примеру, выделять адекватную денежную помощь женщинам, находящимся в сложном положении”, — отмечает он в разговоре с Фокусом. Активист отмечает важность кабинетов психологического доабортного консультирования. “Опыт нашей работы показывает, что около половины женщин, идущих на аборт, на самом деле не хотят прерывать беременность. Они могут отказаться от операции, если их вовремя психологически поддержать”, — комментирует Ерух.

На сегодня подобных кризисных центров, где беременная женщина может получить полноценную профессиональную помощь, катастрофически не хватает в украинских райцентрах и небольших населенных пунктах. Их открытие и популяризация — хорошее подспорье в профилактике абортов, в отличие от принятия античеловеческих законов, ставящих людей в безвыходное положение и заставляющих их бороться с собственным государством.

Источник: Focus.ua

Check Also

Не-заменимый. Почему Зеленский хочет и не может сменить правительство

Одна із найбільш підступних властивостей COVID-19 полягає в тому, що часто пацієнти помирають не від …