Home / Статьи / Спустили газ: Почему “Нафтогаз” за год скатился в убытки?

Спустили газ: Почему “Нафтогаз” за год скатился в убытки?

“Нафтогаз” опубликовал консолидированный промежуточный финансовый отчет, которым признал, что за 9 месяцев текущего года вышел в убыток. С вероятностью 99% исправить ситуацию до конца года компания уже не успеет и впервые с 2016 года закончит год без прибыли.

Сообщение об убытках НАК добавило топлива в костер, в котором кресла топ-менеджеров госкомпании пылают с октября, когда в прессу был слит отчет Государственной аудиторской службы, положивший начало горячим дискуссиям о причинах убыточности госкомпании. Ряд политиков и экспертов винят в сложившейся ситуации главу госкомпании Андрея Коболева, получающего космически высокую по украинским меркам зарплату.

112.ua разбирался, почему “Нафтогаз” получил убытки и понесет ли за это наказание главный газовик страны.

От прибыли к убыткам – за год

У крупнейшей украинской газовой госкомпании непростая история. Долгое время она, как и большинство крупных госактивов в Украине, служила кормушкой коррупционным чиновникам. Кресло главы “Нафтогаза” много лет было разменной монетой в политических торгах. Финансовая отчетность “Нафтогаза” рисовалась от потолка и часто пребывала от действительности дальше самой удаленной галактики. Если можно было обойтись убытками, компании рисовали убытки, но,если по каким-то причинам нужна была прибыль, ее попросту накачивали деньгами из бюджета.

После смены власти в 2014 году в “Нафтогаз” пришел новый менеджмент во главе с Андреем Коболевым. НАК объявил курс на открытость, международные стандарты и рыночные подходы. В 2016 году компания отчиталась о прибыли. Комментируя это событие, Коболев отметил, что НАК впервые за десять лет стал прибыльным, не получив поддержки из госбюджета. О том, что прибыль НАК стала возможной благодаря резкому повышению тарифов, упоминать не принято.

В последующие годы прибыль служила надежным щитом “Нафтогазу” и его топ-менеджерам. Они подымают его всякий раз, как приближается шквал критики в отношении неоправданно высоких зарплат и премий топ-менеджмента компании, высоких цен на газ, в том числе для населения.

И вот приплыли! “Нафтогаз” объявил, что за 9 месяцев текущего года получил консолидированный убыток 17 млрд грн в сравнении с прибылью 12,9 млрд грн за аналогичный период 2019 года.

Градус в обсуждениях степени вины топ-менеджеров и управленцев компании в ее финансовом состоянии значительно подскочил. Тема не сходит с повестки с октября, когда был опубликован предварительный отчет Государственной аудиторской службы, обнаружившей в ходе анализа финансово-экономической деятельности прямые потери на сумму более 75 млрд грн. Ревизоры насчитали недостатков и нарушений в работе госкомпании более чем на 225 млрд грн.

Согласно опубликованным в СМИ выводам Госаудитслужбы, причиной убытков стали нарушения различного характера, в том числе продажа газа по заниженным ценам, безосновательная выплата премий членам правления “Нафтогаза”, занижение стоимости услуг за транспортировку газа, провал программы увеличения добычи газа, нарушения при закупках и скрытое кредитование.

Отметим, официально отчет Госаудитслужбы не публиковался. В то же время события, которые произошли после его публикации в СМИ, не дают оснований усомниться в том, что аудиторами были предъявлены серьезные обвинения. “Глава Государственной аудиторской службы Геннадий Плис направил письмо на имя премьер-министра Дениса Шмыгаля. В письме есть четкий вывод о том, что руководство “Нафтогаза” не обеспечило соответствующего уровня финансовой дисциплины, а его деятельность недостаточно эффективна”, – сообщил 112.ua политический и экономический эксперт Growford Institute Валерий Клочок.

В “Нафтогазе” заявили, что, выполняя требования ГАСУ, были бы вынуждены нарушить международные стандарты финотчетности (МСФО), которых придерживаются, в том числе, и как эмитент евробондов, которые были выпущены в 2019 году. В июне “Нафтогаз” разместил трехлетние еврооблигации на 335 млн долл. и пятилетние еврооблигации на 600 млн евро под 7,125%. В ноябре состоялось размещение 7-летних евробондов на 500 млн долл. с доходностью 7,625%. Отчетность компании верифицируется международными аудиторами. В ответ на обвинения ГАСУ комитет по вопросам аудита и рисков набсовета “Нафтогаза” выпустил заявление, в котором говорилось, что финансовая отчетность компании отвечает украинскому законодательству и МФСО. В частности, в соответствии с ее требованиями и был насчитан резерв сомнительных долгов, к чему аудитслужба имела претензии.

В “Нафтогазе” утверждают, что причинами убытков, полученных за 9 месяцев, стали внешние, не связанные с внутренними процессами и управлением компанией факторы, главным из которых является снижение рыночных цен на газ и долги, которые возникли в период действия PSO (обязательств по продаже газа населения по фиксированной, отличной от рыночной цене).

Причиной начисления за 9 месяцев текущего года резервов сомнительных долгов на сумму 3,7 млрд грн стали просроченные платежи за часть поставок газа, реализованных до 31 июля 2020 года на условиях PSO, поясняют в компании. Должники рассчитываться с “Нафтогазом” не торопятся: они лоббируют через Верховную Раду принятие законопроектов, которые бы позволили долги списать. Осенью в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект № 3800-1, который предусматривал для населения выборочное списание долгов за газ – сомнительных (по “температурным коэффициентам”) или противозаконных (из-за начисления долгов “задним числом” по нормам потребления), а также списание реальных долгов газовикам и тепловикам за отобранный у “Нафтогаза” газ.

Кто виноват в убытках “Нафтогаза”?

Ряд аргументов, на которых “Нафтогаз” строит свою защиту, действительно заслуживает внимания и связан с влиянием внешних факторов, говорят 112.ua эксперты. “Если абстрагироваться от “Нафтогаза” и оценивать ситуацию в отрасли в целом, то мы увидим, что практически все нефтегазовые компании без исключения – американские, ближневосточные, восточные и российские – показали рекордные убытки в первом полугодии. Этому способствовали низкая цена газа и обвал цен на нефть. Год действительно был провальным для отрасли. Убытки понесли буровые и сервисные компании, производители оборудования и труб”, – комментирует 112.ua директор ExPro Consulting Геннадий Кобаль.

В неблагоприятных условиях “Нафтогаз” оптимизировал траты, снизив капитальные инвестиции. В частности, компания отказалась от проведения гидроразрывов пластов (дорогостоящие операции по интенсификации добычи на истощенных месторождениях). Были уменьшены объемы закупок материалов и оборудования для бурения: в том числе труб, строительных и горюче-смазочных материалов. За 9 месяцев 2020 года “Нафтогаз” уменьшил капитальные траты на 50%.

За три квартала капитальные затраты “Нафтогаза” составили 11,8 млрд грн, что ниже запланированных на 2020 год 20 млрд грн. По году группа может выйдет на экономию 30-40% средств от планового объема капзатрат.

Падение цен на газ, которое наблюдалось в нынешнем году, отразилось и на результатах дочки “Нафтогаза” “Укргаздобычи” (контролирует 75% объемов добычи). Ее чистый доход от реализации продукции снизился с 62,37 млрд грн за 9 месяцев 2019 года до 37,12 млрд грн за 9 месяцев 2020 года.

“Судьба стала поворачиваться лицом к компаниям нефтегазового сектора только летом, когда цены на газ и нефть начали расти. Рост наблюдался в течение трех последних месяцев. Сейчас нефть вышла из отрицательных значений и достигает стабильных 45 долл./барр., цены на газ растут и достигают уже 6 тыс. грн куб. м (в сравнении с 2 тыс. грн в мае)”, – отмечает Кобаль.

Негативным образом на финрезультатах “Нафтогаза” за 9 месяцев отразился убыток (2,2 млрд грн) “Укрнафты”, в которой госкомпания владеет 51% акций. В минувшем году вклад “Укрнафты” был позитивным – 1 млрд грн. Помимо падения цен на газ и нефть в нынешнем году ситуации способствовало и то, что из-за несовершенств процедуры аукциона по реализации продуктов “Укрнафты” большинство из них не удалось провести.

В то же время есть и ряд негативных моментов, которые не связаны с внешними обстоятельствами и на которые руководство НАКа могло влиять. Несмотря на “сложные условия”, “Нафтогаз” увеличил траты на благотворительность, пишет в Facebook эксперт Ярослав Диковицкий.

Диковицкий раскритиковал “Нафтогаз” за то, что за 9 месяцев оплата работы его управленческого персонала выросла на 0,9 млрд грн, а траты на оплату работы сотрудников рабочих профессий уменьшились на 0,7 млрд грн. Таким образом, общие траты на управленцев по итогам отчетного периода составили 5,7 млрд грн, тогда как сотрудников рабочих профессий – 5 млрд грн. Хотя в 2015 году соотношение было в пользу рабочих профессий – 4,5 млрд и 1,9 млрд грн на оплату управленцев.

Эксперт газового рынка и бывший пресс-секретарь “Нафтогаза” Валентин Землянский упрекает команду Коболева в том, что, несмотря на газовое ценовое ралли, которое привело “к умопомрачительному росту денежного потока для Нафтогаза”, госкомпания так и не смогла нарастить добычу газа.

2020 год позиционировался как финальный в программе достижения газовой независимости 20/20, на которую выделялись миллиарды бюджетных денег, но компания вышла на уровень добычи 10,7 млрд куб. м за 9 месяцев, о чем свидетельствуют приведенные в финансовом отчете цифры. “Достичь заявленных в Программе 20/20 показателей не удалось. В 2019 году УГД было добыто 14,9 млрд куб. м газа, что на 600 млн куб. м меньше, чем в 2018-м. По прогнозу, в 2020 году компания должна добыть еще меньше – 14,6 млрд куб. м (на 27% меньше, чем предполагалось Программой 20/20)”, – пишет Валентин Землянский.

Результаты работы “Нафтогаза” показывают, что компания неэффективна и нуждается в глубинных изменениях, а не в потемкинских деревнях, считает по результатам отчета и бывший топ-менеджер НАК, покинувший компанию в этом году, Юрий Витренко.

Он подчеркнул, что, несмотря на отмену режима PSO в третьем квартале, в связи с чем “Нафтогаз” перестал продавать газ облгазсбытам и вывел на рынок газа для населения собственного трейдера, госкомпания нарастила убыток. “Та же компания Shell, с которой руководство “Нафтогаза” себя сравнивало (мол, Shell за 6 месяцев также получила 11,5 млрд убытков), в третьем квартале стала прибыльной”, – пишет Витренко. По его словам, “Нафтогаз” наращивает убытки, несмотря на то, что оптовые цены на газ в Украине выше, чем в Европе.

Витренко подчеркивает, что в отчете за 9 месяцев 2020 года финансовые результаты “Нафтогаза” поданы “с учетом приостановленной деятельности”, а именно без учета доходов за транзит газа “Газпрома”, основной объем которого теперь учитывается в отчетности выделенного в процессе анбандлинга оператора ОГТСУ. Если доходы от транзита газа вычесть из финансовых результатов “Нафтогаза” за прошлый год, то за 9 месяцев 2019 года также будет показан убыток, пишет Витренко, подчеркивая этим то, что руководство “Нафтогазом” не было эффективным и прошлом году.

“Нафтогаз” остается одной из сторон действующего контракта с “Газпромом”, заключенного на пять лет. По данным источников, госкомпания получает 4-6% от транзитных доходов, что также отражается в ее отчетности. По словам экспертов, за скромными цифрами стоят большие деньги (по прогнозам, Украина транспортирует в Европу 55-56 млрд куб. м российского газа в нынешнем году).

“На фоне неблагоприятных обстоятельств, которые наблюдались на нефтегазовом рынке в нынешнем году, показатели “Нафтогаза” могли бы быть и хуже, если бы не было контракта с “Газпромом”. Благодаря ему, даже с учетом кризиса, “Нафтогаз” и ОГТСУ получали неплохие доходы. И во многом благодаря этому обстоятельству “Нафтогаз” прошел кризис лучше, чем даже иностранные компании сектора. “Газпром” хорошо платил. Если бы этого не было, то ситуация была бы такой, что уж впору было бы кричать о необходимости спасать “Нафтогаз”, – уверен Кобаль.

Можно ли исправить ситуацию к концу года?

Эксперты сходятся во мнении, что по итогам 2020 года “Нафтогазу” не удастся преодолеть разрыв, отделяющий его финансовые результаты от прибыли. “Выйти на годовой результат без убытков “Нафтогазу” не удастся. Вопрос лишь в том, в каком размере они будут показаны в годовой отчетности”, – говорит Геннадий Кобаль.

По его словам, если в период низких цен “Нафтогаз” как трейдер активно не работал, то сейчас, когда цены и объемы продаж газа выросли, госкомпания активно торгуется. “В течение последних полутора недель активность выросла очень заметно – ежедневно НАК продает на бирже по 20 млн куб м. Раньше такого не было, это рекордные объемы. Таким образом, только на бирже “Нафтогаз” продает на сумму более 120 млн грн в день, что, безусловно, положительно отразится и на их финансовом результате”, – говорит Кобаль.

На показатели “Нафтогаза” в четвертом квартале будет оказывать влияние и то, выплатят ли власти госкомпании компенсацию за PSO из бюджета, что предусмотрено схемой урегулирования долгов “Укрнафты”. Транзакция должна состояться в декабре, так как законы, которыми она предусмотрена, содержат изменения к госбюджету-2020. Если расчеты проведены не будут, придется принимать новые законы. В рамках этой транзакции НАК рассчитывает получить 32,2 млрд грн.

Кабмин делегировал право поставить точку в этом споре Службе безопасности Украины. Премьер-министр Денис Шмыгаль сообщил, что результаты аудита негативные, но не все из них, что попали в СМИ, можно считать корректными. Шмыгаль заверил, что после того как будут сделаны окончательные выводы, за негативные результаты в финансовой отчетности госкомпании ответственность понесут правление, руководители и, в частности, набсоветы.

А можно ли уволить Коболева?

Позиции главы “Нафтогаза” Андрея Коболева были сильными из-за покровительства Запада и такими пока остаются. Несмотря на агрессивные нападки противников, которые упрекают его за просчеты, в том числе убытки “Нафтогаза”, топ-менеджер остается при козырях, говорят эксперты.

Мы наблюдали, как “Нафтогаз” покидали титаны, напоминает Геннадий Кобаль. В апреле НАК покинул совладелец одного из крупнейших газовых трейдеров — группы “Энергетические ресурсы Украины”, гражданин США Андрей Фаворов (возглавлял в “Нафтогазе” газовый дивизион и отвечал, в частности, за одно из самых масштабных направлений – добычу). Летом ушел Юрий Витренко, который обсуждал с президентом РФ Владимиром Путиным вопросы газовых отношений перед подписанием контракта с “Газпромом”. Андрей Коболев на этих переговорах не присутствовал. Витренко также курировал направление “Укрнафты” и, как говорят, пользовался большой поддержкой ее миноритарного акционера Игоря Коломойского. СМИ писали, что Коболев практически “выдавил” Витренко из компании, ликвидировав его должность.

Сам Коболев остался у руля “Нафтогаза”.

Уволить Коболева будет крайне сложно в связи с существующим противоречием в законодательстве и серьезным зарубежным лобби, уверен эксперт Growford Institute Валерий Клочок. “Чего только стоит история о войне с Коболевым Гройсмана! В ходе нее Окружной административный суд Киева 14 мая 2019 года отменил поправки к статуту НАК, согласно которым Кабмин мог уволить Коболева. В марте контракт с ним был продлен еще на 4 года”, – напомнил эксперт.

В качестве сигналов, которые свидетельствуют о мощной позиции главы “Нафтогаза”, эксперты отмечают и свежее решение властей передать госкомпании черноморский шельф, а также заключить соглашения по разработке трех нефтегазоносных площадей, несмотря на выход из проектов иностранного партнера НАКа – Vermilion Energy.

Источник: 112.ua

Check Also

Доллар под прицелом. Что будет с американской валютой в 2021 году

Доллар продолжит падение на фоне крупных вливаний ФРС в экономику США и аппетита у инвесторов …