Home / Статьи / Высшая школа в Украине: без доверия, репутации и автономии

Высшая школа в Украине: без доверия, репутации и автономии

О громких, но бесполезных обещаниях инноваций в образовании.

Главная проблема украинского образования — регулирование там, где это не нужно и отсутствие контроля в самых критически важных аспектах, пишет ZN.UA. В университетах развитых стран с формировавшейся столетиями академической культурой работает принцип: «Разрешено все, что не запрещено», тогда как у нас наоборот — запрещено все, что не разрешено.

Когда университет или отдельная кафедра внедряют что-то новое, они думают, прежде всего, не как это реализовать, а как «узаконить», выискивая соответствующие министерские документы.

Новостная лента сайта Минобразования пестрит предлагаемыми к обсуждению приказами и рекомендациями, призванными, наконец, разрешать то, что уже давно должно работать.

Свежих примеров множество: от документов для регулирования дуального образования до совсем недавнего приказа о требованиях к междисциплинарным образовательным программам. Предполагается, что междисциплинарный подход даст студентам ширину, глубину, универсальность знаний. В общем, соответствует духу времени.

Однако в этом всем наблюдается нехорошая тенденция — заниматься частным, упуская фундаментальное.

Доверие, репутация и автономия — три столпа, на которых держится высшее образование. Украинское образование свои столпы давно расшатало, и вместо того, чтобы их укреплять, власть снова пытается нарисовать красивую картинку и произносит красивые фразы.

Большинство студентов уже давно не верят в ценность университетского диплома. Если первокурсники под давлением родителей еще посещают занятия, то на старших курсах они уже работают и, скорее, доучиваются, чтобы получить «корочку». Насколько они ценят время, проведенное в университете, свидетельствует то, что они охотнее пойдут на платный тренинг, чем на такой же университетский курс. Они разуверились в эффективности высшей школы. И не удивительно: проучившись пару лет, они понимают, что коэффициент полезного времени в университете равен где-то 0,5, то есть половина времени уходит впустую, и это — если повезет с вузом и кафедрой. Бывает и хуже.

Пока студент не видит ценности каждой дисциплины в расписании или хотя бы в 90% лекций и семинаров, совсем не важно, как будет называться его специальность.

Любая университетская образовательная программа — это люди, которые ее преподают. Когда становится известно, что на кафедре собрался коллектив энтузиастов с реальным опытом работы в индустрии, туда идут учиться вне зависимости от названия. Если профессионалы уже доказали свою компетентность, почему бы не дать таким людям самостоятельно определять, как и чему обучать студентов, а не продуцировать тонны указаний и рекомендаций?

В обществах с высокоразвитой академической культурой и низкой толерантностью к недобросовестности контроль сводится к минимуму. Профессионалы делают свою работу хорошо и ожидают этого от других. Тех, кто оступился, помимо громкого увольнения ждет позор. У нас же общее недоверие порождает желание властей навязать тотальный контроль, при этом все обо всем знают, но молчат, а то «как бы чего не вышло». А в это время бюрократы творят методички по оформлению методичек, не задаваясь главным вопросом: «Зачем»?

Расширение возможных форматов обучения студентов — это проявление той самой академической свободы и автономии, о которой много говорят. Однако чтобы полноценно внедрить эти опции, необходимы существенные изменения в самом подходе к системе обучения.

Можно выделить три условия, при которых междисциплинарная и дуальная формы обучения сработают в полной мере: отказ от академических групп, отказ от классического университетского расписания, а также свобода выбора дисциплин и преподавателей.

Формат академических групп морально устарел и уже не может давать студентам гибкости, которую требует современный темп жизни. Нужно постепенно перенимать практику западных высших школ, когда в начале каждого семестра учащийся сам формирует свое расписание, собирая его как пазл, по определенным заранее условиям. Он волен не только влиять на график и темп обучения, но и выбрать преподавателя из числа тех, кто читает данную дисциплину в этом университете. То есть студент становится хозяином своего времени и впоследствии имеет больше возможности согласовать графики учебы и работы, а это — необходимое условие для внедрения системы дуального обучения.

Сейчас же, когда студент с первого курса становится заложником университетского расписания, не имея возможности управлять своим временем, о какой-либо личной автономии говорить невозможно.

Междисциплинарное же обучение тоже давно реализовано в европейских академических практиках, стоит лишь присмотреться и адаптировать готовую систему к нашим реалиям.

К примеру, немецкий студент может взять сразу две специальности или направления — основную (major) и второстепенную (minor), причем они могут быть из абсолютно разных отраслей знаний. К тому же некоторые дисциплины они берут просто для расширения своего кругозора.

То есть мало того, что человек может не просто стать специалистом в определенной области, но еще и выстроить свою профессию по кирпичикам из отдельных составляющих, получая то, что ему нужно, из разных наук.

В этом и заключается свобода и автономия, которые влекут ответственность за свой выбор: выбирая дисциплину, учащийся обязан выполнить указанные требования, чтобы получить зачет.

Словом, прежде всего инновации должны преследовать три основополагающие цели: сформировать доверие к украинской высшей школе, сделать невозможной или нецелесообразной коррупцию, и после этого, когда академическая среда сформирована, дать профессионалам наконец спокойно и автономно работать. Остальное приложится и заработает как следствие.

Именно такие подходы нужно учитывать, предлагая реформы высшего образования.

Источник: argumentua.com

Check Also

Доллар под прицелом. Что будет с американской валютой в 2021 году

Доллар продолжит падение на фоне крупных вливаний ФРС в экономику США и аппетита у инвесторов …